Лебединая песня D744 | Ромео Кастеллуччи | Сезон Станиславского

Societas Raffaello Sanzio (Италия, Чезена)

Франц Шуберт

Лебединая песня D744

16+

11-13 ноября на сцене «Дворца на Яузе»

Спектакль РОМЕО КАСТЕЛЛУЧЧИ

ВАЛЕРИ ДРЕВИЛЬ (Франция)

КЕРСТИН АВЕМО (Швеция, сопрано)

АЛЕН ФРАНКО (Бельгия, партия ф-но)

Тихо качаясь на глади зеркальной,
Легкая лодка, как лебедь, скользит.
Ах, как душа над волною хрустальной
Вольно на крыльях восторга летит!
Неба закатного отблеск прощальный
В темной воде отражаясь, блестит…

 

Спектакль-концерт, который режиссер Кастеллуччи создал вместе с обладательницей всемирно известного сопрано, шведской оперной певицей Керстин Авемо, и легендарной французской актрисой Валери Древиль, не стал только традиционно поставленным спектаклем или только концертом.

Созданный специально для Авиньонского фестиваля, спектакль получил начало бурной жизни на международных фестивалях: Франция, Англия, Италия, Бельгия, Ирландия и другие страны уже увидели “Лебединую песню D744”. В этом году спектакль пройдет в Москве.

 

Белокурый лебедь с брошью на сердце появляется на пустой сцене театра ...  Это сопрано – всемирно известная певица . Она одна стоит перед публикой и все слышат песни Франца Шуберта. В ореоле жестокого и неподвижного света она поет 11 из 14 посмертных песен Schwanengesang D744, «Песнь лебедя». Бедный Шуберт! Бедный великий путешественник! Ее светлые волосы и круглое, напряженное лицо… настоящая маленькая валькирия.  Она играет то, что поет… Не характер, а настроения, от сентиментальных до метафизических.

 

«...Древиль в полной тишине читает текст финальной части «Лебединой песни», звучащий в ее устах как истовая молитва, — не только не обращая ни малейшего внимания на публику, но даже, кажется, не догадываясь о ее существовании. Заслышав в зале легкий шорох, актриса в ужасе отшатывается, осознав, что кто-то оказался свидетелем ее ритуала..//

 

Театр, по Ромео Кастеллуччи, — священнодействие, художественный акт — ритуал, не требующий присутствия зрителя. Его новое сочинение — о столкновении сакральной природы театра с низменными желаниями публики, жаждущей хлеба и зрелищ: их извечный конфликт порождает вселенскую катастрофу, которой, собственно, и заканчивается спектакль — бьется в конвульсиях актриса, сцена погружается в полную темноту, рефреном звучит в записи финальный номер «Лебединой песни», то и дело пронзаемый вспышками молнии и взрывами апокалиптической электроники Скотта Гиббонса.

Предельно содержательная в своем лаконизме Schwanengesang D744 (час действия, пустынная сцена, трое артистов) — одно из лучших высказываний Кастеллуччи».

 

Дмитрий Ренанский, colta.ru

© Международный театральный фестиваль «Сезон Станиславского» 2019

stanislavskyfestival.ru